Десятое февраля и сто лет

Сегодня сто лет актёру Зельдину. Он до сих пор, говорят, на сцене. Сегодня же день рождения моих бабушки и дедушки, бабушке тоже сто лет, дедушке на три года меньше. Влюбился в барышню постарше, бывает. Вернее, родились они оба 28 января, но по старому стилю, так у них указано в документах, которые сейчас смотрю.

Первым умер дедушка, 30 ноября 2001 года. История такова: в молодости и даже раннем пожилом возрасте — 50-65 лет — он ходил на рыбалку, на грибалку и так далее. Затем заболели ноги, плюс сделали операцию на глазах. Связаны болезни были с военными ранениями и с тем, что курил с 7 лет. В 70 лет он бросил курить и выходить из дома. Объяснял, что раньше он был директором, уважаемым человеком, и не может появляться на людях старым и больным. Мало двигался. Занимался сидением в кресле по большей части. Затем, когда ему было восемьдесят с лишним, сломал шейку бедра прямо дома, по дороге на кухню. Дальше были только мучения и конец.

Бабушка, которая всегда была в душе барышней, ни минуты не могла оставаться одна и переехала к моим родителям. Ещё в 50 лет она села перед телевизором и неохотно вставала даже чтобы приготовить еду. Зато оставила в наследство свою кинокнигу — все фильмы, которые она посмотрела за время обладания телевизором, все актёры этих фильмов. Умерла 15 ноября 2004 от тоски и безделья. Её родная сестра, которая ежедневно выгуливала себя по улицам Шуи, повторяя «главное — не сесть на попу», умерла многим позже.

Так вот, мораль сей басни такова: Зельдин с его до сих пор работой на сцене, где физнагрузка, работа головы и ежедневное общение с людьми. Равнение на него.

P.S. я надеюсь, никто не решил, что я не любила моих бабушку и дедушку. Уж дедушка-то точно был старшим другом. Но истина дороже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *