Новогодний изврат

Первое — каштаны. Они попались мне в середине или даже начале декабря, завезли в Магнит. Сто двадцать ре килограмм. Видимо, в связи со всякими импортозамещениями решили потестить новый продукт, посмотреть, будут ли покупать. Зуб даю, не будут. Но я купила, и даже два раза. Смотрела рецепт приготовления: Первое. Очистить от внешних оболочек. Я немедленно нашла внешнюю оболочку. И ножом её, ножом. Это было больно и мучительно. А потом жарила. Только перечитав рецепт, поняла, что это была не внешняя оболочка. Внешняя — это нечто сухо-лиственное, которого на моих каштанах просто не было. А гладкая коричневая шкура легко отделяется руками после несколькоминутной обжарки. Но это ничего, каштаны вышли что надо. Сперва, правда, я ужаснулась, что они сладкие. Мне всегда казалось, что каштаны — орехообразная еда, её нужно посыпать солью или есть прямо так, и они будут нейтральными как фундуки или грецкие. А они сладкие, причем ощущение не сахара, а сахарозаменителя почему-то. Но оторваться от поедания нет сил. В общем, я подсела, купила ещё, и, видимо, буду тем человеком, который скупит все магнитные каштаны. И больше их, видимо, не привезут.

Второе — у нас со старшим монстром идея-бзик: мармайт. Веджимайт тоже сойдёт. Мы уже думали, как будем уваривать квасное сусло и пивные дрожжи до мажущей консистенции, как назовём продукт Макармайтом, но нашли выход: амазон. Банка мармайта + банка веджимайта = тыща рублей с доставкой. Вообще, жаба душит, конечно. Но идея-бзик есть идея-бзик. Надо будет заказать. Наверное. Когда деньги на карточку упадут.

Третье — меховое одеяло. За пару дней до нового года я в секонде купила огромную кроличью шубу за триста рублей. Не удержалась, она висела такая вся прекрасная и немного драная на воротнике. При её виде я вспомнила давнюю мечту: одеяло из меха, мечта мёрзлика, любящего спать с приоткрытым окном. В детстве, между прочим, на том самом месте, где я сейчас сплю, стояла бабушкина кровать, и меня упаковывали туда на дневной сон с помощью дедушкиного овечьего тулупа. Он в нём на зимнюю рыбалку ходил, один раз я даже мормышку из меха вытащила. Кролик, конечно, не овца, но мне уже было пофиг. Вчера, когда ныла башка и думать было нельзя, я посвятила себя пошитию одеяла. С часу дня до пяти утра с перерывом на приготовление блинов. Сейчас глаза слезятся, на левой рабочей руке мозоли, но зато одеяло готово и опробовано. Это прекрасно, товарищи. Оно вышло совершенно одеяльного размера, оно вязко окутывает холодные ноги, оно не съезжает и приятно щекочет щёки, оно будто погружает в предрождённое состояние. А то с чего бы мне всю ночь младенцы снились?

Потолок

Младший монстр делал картофельное пюре. Долго стучал на кухне, что-то бубнил, потом радостно выдал:
— Я потолчил!
Тьфу на него. Объяснила, что надо говорить «потолок». Ржёт:
— Я потолок! Я потолок! — и тычет пальцем в небо.
Поубивала бы :+)

Апчхи и мёд

Ребёнок привёз мне из Москвы со специяльной ярманки четыре вида мёда, один другого прекрасней, потратил кучу денег с зарплаты, но решил спасти меня от ангины. Сижу, спасаюсь. Сейчас ем маточное молочко. Такая белая не приторно сладкая и достаточно твёрдая штука, но не кристаллики, как твёрдый мёд, а скорее напоминает воск. Но не воск, тает во рту как нормальный мёд. Чувствую себя личинкой трутня. На очереди некий тёмный мёд, то ли горчичный, то ли гречишный. Посмотрела в википедии: гречишный это, тёмный. Ещё есть светлый жидкий мёд, ужасно вкусный, такой идеал мёда. И напоследок мёд каштановый, вкуса вовсе неописуемого.

Вот думаю, не провести ли генеральную репетицию медовой смерти. Если не доживу до технологической сингулярности, то медовая смерть — самая тема.

Тесто

Зависли с монстром над дрожжевым тестом.

Монстр: А почему оно стало быстрее подниматься?

Я: Включила духовку. Тесто тёпло любит.

Монстр: Да, там же дрожжи. Живые же.

Я: Ага, а мы их жестоко убиваем и едим.

Монстр (смотрит голодными глазами в кастрюлю): Но они хоть сытыми умирают.

Пирожковое разочарование

Не про те пирожки речь, которые стихи. А про настоящие, которые раньше были с мясом с рисом тринадцать копеек, а сейчас тринадцать рублей. Жареные такие, противные. Но с голодухи ок.

У меня мигреневый заплыв. В последнее время (думаю, благодаря панацее) можно умудряться с этой мигренью жить и работать. Правда, не без зелёных таблеток. Иной раз (вчера и сегодня) таблетку приходилось глотать перед работой, то есть на голодный желудок. И чтобы избежать порчи желудка, я покупала эти пирожки, они как раз по дороге на работу. С повидлом, одиннадцать рублей. Пироги и пироги, но они были холодными! И продавщица говорила: извините, они ещё не успели нагреться. Значит, их готовят накануне и разогревают на месте, в той металлической коробке на колёсиках. А я всегда думала, их привозят свежими горячими и только поддерживают тепло. Разочарование!