0

Обнаружила на столе бумажку с кривыми буковками и вспомнила, что ночью приснился стишок, я воскресла, написала его при свете мобильника (стол впритык к кровати, и карандашики по нему раскиданы с бумажками, так что это реально) и снова упала. Разбрала:

Не дели на ноль, там бесконечность,
там застрянет навсегда конечность,
а спасёт её, конечно, сон,
ноль во сне забором обнесён.

К чему б?

космос

Зато сегодня мне снился космос. Думаю, это потому, что вчера я видела солнечное гало. Ну и ветер за открытым окном создаёт правильное настроение. Приехала я будто в Шую на день города смотреть лазерное шоу. Одновременно это был и новый год, то есть кругом ёлки нарядные. И как-то попеременно то лето, то зима. Вроде и снег, а вроде тепло и люди в майках ходят. И за центральным рынком обзор такой многоплановый, видно и Тезу, и какие-то дальние синие леса, и поля, и другие города. И над этими просторами висит здоровенный белый космический корабль, очень огромный, но очень далёкий, видимым размером в две луны. Местами шарообразный, местами цилиндрический, антенны какие-то торчат. И я точно знаю, что это наш корабль, а не инопланетянский какой-то. И даже надпись на борту можно было невооружённым взглядом прочесть: МИР. Он повисел, медленно развернулся и начал уменьшаться — улетел. Тогда посмотрела я наверх, а там уже чёрное небо, звёзды, и рядами летят всякие другие космические корабли. Может быть, и инопланетянские. Красиво. Кто-то в горы за свежими впечатлениями в отпуске едет, а мне хватает снов.

Сонный парк

Снился мне огромный зелёный район в Иванове за площадью Революции. За домом с надписью (есть ли ещё она?) Владыка мира — тру. Тру — не опечатка, ещё в перестроечные времена Д отвалилась, и Тру всем сразу понравилось. Как раз начало повальной любви к английскому тогда было. Короче, район, район-сад, окружённый забором. Будто я жила-жила в Иванове и сада этого не ведала. Внутри ручьи с мостиками, деревья и строения. Например, православно-буддистский храм. Купола, кресты и драконы. Через пару мостиков и аллей — краснокирпичное строение, явно бывшая фабрика. Даже пара хрущёвок виднееется среди лип, но там живут работники парка. Их много, все в оранжевых жилетах, в руках мётлы, лопаты и лейки. Парк тянется аж до Парижской Коммуны поперёк всего города. Машин нет, узкие тротуары и тропинки. Я угулялась. Проснулась рано. Жизнь прекрасна.

Случайность

Благодаря мёду (?) я воскресла. Мёд + горячее вино + брызгалка-каметон + время — в общем, что-то из этого (или всё сразу) помогло. Короче, горло не болит, озноба нет. Но остались странные болезненные сны. То я под землю в мох уползу и живу там в норке, то девочку в красном платье верстаю, а она флоатится вправо и ни в какую на положенном месте не сидит.

Сегодня же ночью позвонили в домофон. Я выползла, подняла трубку. Алё, кто там, молчание. Решила, что случайно кто нажал и постеснялся что-нибудь ответить, услышав незнакомый сонный голос. Забила и ушла спать снова. И снится мне сон. Будто бы передо мной головоломка «Избавление от случайностей». Деревянные фигурки, но какие-то мутные, расплывчатые. Стоит найти им правильное место в головоломке, они сразу становятся истинно деревянными, без мути. А когда я дособрала головоломку, то она сказала громовым голосом: если ты избавился от случайностей, то они тебе позвонят! И позвонили, уже не во сне. Видимо, та же одинокая гармонь, которая разбудила меня и в первый раз. От первого звонка до второго прошло минут десять, как подсказал мобильник. А проснулась-то я в ужасе, потому что случайность! Алё, кто там — снова молчание. Вырубила я нафиг домофон и свалилась спать. Страшно, когда молчаливые случайности в жизнь врываются посередь ночи.

А вчера со мной во сне переносной винт разговаривал, когда я его, внезапно развалившегося на куски (из-за того, что юсб-провод до радиатора дотронулся), чинила-собирала. На чистом русском, голосом маленького гномика.

Люблю я болезненные сны, чо там. Смотрю с удовольствием.

Верёвка, мыло, жупел, угли

Верёвка, мыло, жупел, угли —
само собой нашлось на гугле.
Коктейли, волны, небо, море —
нашлось на яндексе само.
У моря пасмурная влага,
в глубинах солнце угасает,
и жадно за ногу кусают
меня чудовища из снов,
и тянут ниже, где прохлада.
Коварны зубы, цепки лапы,
но почему печальны морды?
С разбегу хочется домой
проснуться возле монитора,
но в нём — надсадные соседи.
Я не здороваюсь со всеми,
кто подоровался со мной,
пусть в интернете молча тонут.
Жара, жара, жара, повторы,
нет, не повторы — рифмы. Много
воды, мы с миром заодно,
но я свалюсь, пока он круглый.
Отныне «я» берётся в скобки,
и в эдакой подводной лодке
плывёт. Семь футов под волной.
А утону — найдусь на гугле.