0

Обнаружила на столе бумажку с кривыми буковками и вспомнила, что ночью приснился стишок, я воскресла, написала его при свете мобильника (стол впритык к кровати, и карандашики по нему раскиданы с бумажками, так что это реально) и снова упала. Разбрала:

Не дели на ноль, там бесконечность,
там застрянет навсегда конечность,
а спасёт её, конечно, сон,
ноль во сне забором обнесён.

К чему б?

Крамбамбули

Я тут вчера вспоминала, что пели наши престарелые родственники по семейным праздникам, наевшись куры с рисом, грибной икры и селёдки с картошкой. И наливка для дам + водка для мужиков, естественно. Я-то, понятно, сидела под столом, там было интереснее всего.

А, всё началось с обычного нашего вечернего полилога:

stolz>Илья, Илья
stolz>цветы, цветы
tuetfe>софия ротару
cyberSpice>она
tuetfe>иногда мне кажется, вы меня обманываете
tuetfe>и родились вы все в семидесятых на самом деле
tuetfe>а не то что там 80е какие-то
stolz>мы впитали Софию Ротару с молоком матери
tuetfe>а чож впитала я
cyberSpice>курта кобейна
tuetfe>разве что Оранжевое небоо оранжевое солнце оранжевое чота оранжевый верблююююд
tuetfe>незнакомо?
cyberSpice>знакомо
tuetfe>эх блин
tuetfe>а тумбала тумбала тумбалалайка
cyberSpice>знакомо
tuetfe>блин
tuetfe>у меня нет музыкальной самоидентификации

Немного помучившись, я вспомнила «Крамбамбули», «Капли датского короля» и «Жила-была пастушка». И ещё «Заводы, вставайте».

Капли датского короля написал, оказывается, Окуджава. Но пели-то её старинные бабули, которые не ведали магнитофонов (дело было в семидесятые, и бабули уже были хорошо пожилыми). Как разъяснила систер, песня это появилась где-то в кино, никто окуджав не знал, пели песню из телевизора. Ладно.

С Крамбамбули всё интереснее: средневековая песня немецких студентов. Перевёл Языков. На ту музыку, которую пели бабули, положили в 19 веке. Наш вариант отличался от тех, что я нашла в сети, хотя и незначительно.

Вот такой он (думаю, что помню правильно):

Крамбамбули, отцов наследство,
Питьё любимое у нас.
И утешительное средство,
Коль выпить хочется подчас.
Так напевая ай-люли,
Давайте пить крамбамбули —
Крамбам-бим—бамбули,
Крамбамбули.
За что монахи в рай пошли,
Что пили лишь крамбамбули,
Крамбам-бим-бамбули,
Крамбамбули.

Когда мне изменяет дева,
О ней я долго не грущу.
В порыве яростного гнева
Я пробку в потолок пущу.
И напевая ай-люли,
Я буду пить крамбамбули,
Крамбам-бим—бамбули,
Крамбамбули.
За что монахи в рай пошли,
Что пили лишь крамбамбули,
Крамбам-бим-бамбули,
Крамбамбули.

Когда б я был на царском троне
И целым миром управлял,
Тогда б я на своей короне
Такую надпись написал:
Toujour content et sans souci
Lorsque je prends Crambambouli!
Крамбам-бим—бамбули,
Крамбамбули.
За что монахи в рай пошли,
Что пили лишь крамбамбули,
Крамбам-бим-бамбули,
Крамбамбули.

+++
UPD (вспомнила ещё кусок крамбамбулей)
Когда с … возвратился,
Весь промотавши капитал,
Там муттер плачет, систер хнычет,
А фаттер всыпать обещал.
Но я забыл про всех родных
И выпил за здоровье их…
и т. д.

А также иной раз вместо, а иной раз после «за что монахи в рай…» бывало такое:
Соколики, так чёрт возьми,
давайте пить крамбамбули…
и т. д.
++++

Ненашнюю надпись честно посмотрела в инете, но бабули точно пели её, а не перевод на русский. Простые бухгалтеры и работники ткацких фабрик маленького городка центральной части России. Вот как. Я так понимаю, песня эта была подслушана на грампластинках, больше, вроде, неоткуда. Вот тут мужики поют примерно с той мелодией, что пели у нас за столом.

Жила-была пастушка и Заводы, вставайте — эти песни пела бабушка. Пастушка оказалась народной французской песней. Видимо, тоже с пластинок.

А вот «Заводы, вставайте» (которую бабушка пела на немецком и русском) — это была стандартная песня, которую учили дети в школах на уроках то ли музыки, то ли иностранного языка. То есть, в 20 годах 20 века в Шуе, а то и по всей стране. Оказалось, это вообще гимн Коминтерна.

А ещё я каким-то образом переползла по википедии к Кармине Буране. Помимо Орфа текст из Бураны использовали наши советские товарищи для одной весьма известной песенки. В вольном переводе, на весёлую музычку, но всё ж из Кармины Бураны. В детстве слушала её на пластинке, и казалась она мне совершенно нездешней, ненашней и загадочной. Сейчас, конечно, это настроение ушло, после того, как её снова вытащили на белый свет. «На далёкой стороне, на чужой планете» и Кармина Бурана Орфа с одного куста. Неисповедимы пути текстов, всякие французские и немецкие забредают в Шую, песни вагантов превращаются то в суровые арийские кантаты, то в веселуху Максима Леонидова.

Ещё вот прям щас систер откопала запись Юрия Морфесси – Крамбамбули. Видимо, источником вдохновения наших бабуль была эта пластинка, пропущенная через сто-двести застолий. Текст сжался, музыка немного изменилась, акценты сдвинулись. Говорю же, неисповедимы пути.

В общем, мы решили возродить традицию и организовать на новый год Застолье. С крамбамбулями. Ещё какая-то песня про Веверлея меня, похоже, ждёт. Я не помню, но вон систер сообщает, что пели и её.

OZ, OY и OX

OZ, OY и OX
соединяет точка ноль.
Руководит не их длиной,
но направлениями их.

Вот с точки зрения OZ:
всё гнус, всё бред,
и смысла нет.

Вот с точки зрения OX:
Единого Сплошная Мысль.

Вот с точки зрения OY:
всё мило, но всего лишь игры.

А вот ON: имеет мнение,
что бесконечны измерения.

Так, если хочешь заиметь
суровый объективный взгляд,
ползи обратно по прямой,
ищи начало координат.

PS: но что вам скажут близкие?
Ты нигилист. Преступно. Выстрелы.

У меня губа не дура

У меня губа не дура,
да и аппетит.
как судьба кого надула,
так тот и полетит,
куда фонарь посветит,
куда подует ветер.

Шапка в небе хороша,
пока ноги на земле,
а то скроешься вдали,
как воздушный шар.

Воздушный змей
верёвочкой кончается в руке,
корабль таскает якорь,
а я вот налегке.

Шёл по полю

1

Шёл по полю,
по дороге пыльной,
шёл по лесу.

Плыл по морю,
океану сильному,
выплыл в реку.

Нёсся в небе,
сверху неба синего
видел город.

Падал в город,
праздничная линия,
слышал голос.

Слышал радость
в голосе осипшем,
слышал горе.

Знал и нынче что,
и знал что было,
и будет вскоре.

Понял, надо,
хоть и непосильно,
сказать, что слышал.

Слово рядом,
но непроизносимо
сказать, что слышал.

Шёл на город,
город показался
перед ногами.

Дыры, норы,
только на вокзалах
трясут деньгами.

Были люди
на застолье блинном,
пел как люди.

Пел, что было
в глубине старинной.
Пел, что будет.

2

Жил как жили все
вдали и рядом:
как жилось.

Был как были все,
таких порядком
поразвелось.

Пел как пелось,
гулял, пока
хорошо гулялось,

делал дело,
какое дед
не доделал малость.

— Шёл по полю,
по дороге пыльной,
шёл по лесу.

Плыл по морю,
океану сильному,
выплыл в реку —

Строил дом,
выбирал жену,
заводил детишек.

День за днём,
хорошо заснул,
разбудить не вышло.

Провожали
с родней, баяном,
стаканом водки.

Обсуждали,
какой был странный,
всё строил лодку.