Белое на белом

Белое на белом,
облака на небе,
следы на снеге.
Ветер сорвал веки с петель,
шарф с шеи, тишину с ушей.
Ветер в голове.
Глазные яблоки теряют семечки.
Из-под снега завоняла прошлогодняя селедка.
Здравствуй, рыба!
Как ты билась об лед, пока не поняла,
что самое время стать удобрением.
Вырастет яблоня.
Карманы полны пустыми руками.
Ботинки полны воды.
Деревянные дома кирпичного цвета
и кирпичные дома с деревянным верхом
не кичатся больше перед домиками на ветках,
которые получили весеннее право на новоселье.
Синее небо в битом стекле,
солнце зайчика корчит.
Кота позвали — глазами ворочает.
Короче.
Перезимовали.

Оранжевым цветом

Оранжевым цветом
по краешку лета
и молча,
и не вспоминая об этом,
о том и об этом,
о пятом-десятом,
о в крапинку, в клеточку,
о полосатом.
То жарит, то плещет
на шею, на плечи,
то волчьей, то вишней
отравит, излечит,
и снова на речку.
Лопух и крапива,
и ряска, и тина,
красиво, красиво.
Вечерние птицы
прощальные титры
озвучат,
и мы убегаем в квартиры.
Жара отпустила.

Гуляю. Одиноко мне

Гуляю. Одиноко мне.
И город сер, и камень нем.
— Я серый пасмурный стальной,
Ты встанешь в тень и станешь мной.

На кухне солнечная жизнь,
медовый пряник, жёлтый чай.
Тепло по лезвию луча,
по коже бежевой бежит.
— Я славный, добрый, золотой.
Не дорогой, но твой зато.

Под ясным синим я без сил
лежу без тени и тепла.
Лазурь, индиго, бирюза,
следы небесного в глазах,
бутылках, лужах, зеркалах.
Я тоже стану ясным си…
— Я яркий злой ультрамарин.
Оттенок мой — неповторим.