Жалейка

Вернувшись в Шую, первым делом выкинули всё лишнее. Среди лишнего была детская пластмассовая дудочка, которая свистит как сволочь мерзким тоненьком свистом. По дороге на помойку, как потом сознался монстр, дудочка выпала. Решил поднять на обратном пути, но её уже не было. Вторую неделю каждый вечер я слушаю в открытое окно этот свист. Некий безумный ребёнок нашёл в дудке очарование и отраду сердца. Я рычу. Собака рвётся в окно и поднывает. Монстры сидят в наушниках, им пофиг. Сегодня тот ребёнок научился дудеть «спартак чемпион». Я уже согласна, чтобы спартак стал чемпионом Вселенной, лишь бы умолк. Сижу, жалею себя, жалею, а сделать ничо не могу. Дудка-то уже не моя, у ребёнка не отнимешь. Мораль: доносите мусор до контейнеров, иначе керамический бумеранг догонит и тюкнет в затылок.

Тиляфончег

Выписала себе из Китая чудо-телефон. Приехал. Сижу, радуюсь. Сперва показалось, что то не работает, сё не работает. В итоге сдшка, приложенная к телефону, отказывается дружить с телефоном, но прекрасно дружит с другими моими девайсами. Произвела рокировку, настроила гпс, установила всяких нужных прог. Красота и щясте. Даже рисовалка не тормозит. Немного риска и 4 тыщи рублей всех делов, а уж удовольствияяяя

Случайность

Благодаря мёду (?) я воскресла. Мёд + горячее вино + брызгалка-каметон + время — в общем, что-то из этого (или всё сразу) помогло. Короче, горло не болит, озноба нет. Но остались странные болезненные сны. То я под землю в мох уползу и живу там в норке, то девочку в красном платье верстаю, а она флоатится вправо и ни в какую на положенном месте не сидит.

Сегодня же ночью позвонили в домофон. Я выползла, подняла трубку. Алё, кто там, молчание. Решила, что случайно кто нажал и постеснялся что-нибудь ответить, услышав незнакомый сонный голос. Забила и ушла спать снова. И снится мне сон. Будто бы передо мной головоломка «Избавление от случайностей». Деревянные фигурки, но какие-то мутные, расплывчатые. Стоит найти им правильное место в головоломке, они сразу становятся истинно деревянными, без мути. А когда я дособрала головоломку, то она сказала громовым голосом: если ты избавился от случайностей, то они тебе позвонят! И позвонили, уже не во сне. Видимо, та же одинокая гармонь, которая разбудила меня и в первый раз. От первого звонка до второго прошло минут десять, как подсказал мобильник. А проснулась-то я в ужасе, потому что случайность! Алё, кто там — снова молчание. Вырубила я нафиг домофон и свалилась спать. Страшно, когда молчаливые случайности в жизнь врываются посередь ночи.

А вчера со мной во сне переносной винт разговаривал, когда я его, внезапно развалившегося на куски (из-за того, что юсб-провод до радиатора дотронулся), чинила-собирала. На чистом русском, голосом маленького гномика.

Люблю я болезненные сны, чо там. Смотрю с удовольствием.

Валенки

Родители мне давным-давно подарили валенки. Не белые, не чёрные, а серые в рыжину. Но они были испорчены: пришит отворот из поддельного меха, и на обоих валенках сбоку присобачены бисерные снежинки. За эти много прошедших лет (штук пять) валенки использовались, в основном, для показательной битвы с собакой Кренделем. То, что присобачено, всегда можно отсобачить. И к нонешнему сезону снежинкам пришёл конец, а остатки поддельного меха я отпорола. Поэтому сегодня я хожу по морозной улице в валенках. И более в валенках не ходит никто. Даже старенькие бабули идут в сапогах. А валенки — это же здорово. Приходишь в них к кому-нибудь в гости, и там говорят: А! Валенки! Да не разувайся. И я не разуваюсь. Зато вспомнила, как валенки от снега правильно веником или перчатками чистить. А то старинное искусство оббивания снега могло быть утеряно.

Завтра на работу иду тоже в валенках, и буду в них ходить до конца морозов. А потом найду к ним галоши (говорят, продают где-то), и буду так гулять до весны. И пущай все ходют в сапогах и мне завидуют.

В музее пыльном

В музее пыльном
любая быль
обернётся сказкой.

В музее древнем
любую жизнь
переврут в легенду.

За крашеным забором
выцветшая краска
и разговоры искреннего деда.

Рассказ смотрителя:
как жили же! —
— когда-то, где-то.

И за витриной
напряжённое молчание
об этом.