Фотки про Бальмонта

вот тут писала про Бальмонта, обещала фотки дома, где он жил совсем мелким. Не прошло и эээ… четырёх лет, и я их выкладываю.

Хозяин квартиры на втором этаже — историк, который сам не шуянин (вроде бы), но Шую любит. Окна выходят во двор дома, на Тезу. Другая верхняя половина дома занята кем-то другим, также имеются обитатели первого этажа. Дети, сердитые дамы с тазами, пьющие мужья. И только наш историк живёт в гордом одиночестве, носит воду из родника, заваривает волшебные чаи, топит камин.

Вот сам дом, к нему прилагается полудохлая, но историческая сосна. Мы её в художке даже рисовали, сосна Бальмонта типа:
01

Вот подтверждение присутствия Бальмонта, куды ж без него:
02

Кривая лестница в кривой деревянной пристройке, по которой поднимаемся на второй этаж:
03

Коридор, места общего пользования. Рядом вход в другую квартиру, на первом этаже, хотя мы уже прошли два лестничных пролёта. Или один, не помню. Видимо, так получается потому, что в доме есть полуподвальное помещение.
04

05

А вот модная лестница на второй этаж, она уже принадлежит нашему хозяину:
06

Это одна часть первой комнаты, виден камин и всякие старые хренюшечки. Хозяин их любит и собирает:
07

Это другая половина комнаты, выход на пройденную лестницу, там же проход во вторую комнату. Можно разглядеть хозяина квартиры:
08

Виды из окон второго этажа.

09

10

11

12

Вторая комната, бывшая детская, ныне просто спальня:

13

Спускаюсь вниз, помахав хозяину ручкой:
14

Двор:
15

Улица Садовая, где стоит дом:
16

Это бы май месяц:
17

Конец.

Зима прошла в безделье

Зима прошла в безделье.
Весна — и надо биться
Зелёной первой строчкой
в холодный белый фон.
Тетрадка похудела
на письма разным лицам,
но ручка зубы точит
на рифмы разных форм.
Пишу я против воли,
потом порву без боли.
*

Сырая тёплая погода,
в столбах скривились провода.
Вверху обвисшая вода
едва напоминает воду.
Но вот: вот-вот. И полилось.
Сперва неслышно. Капля. Капли.
Так! — скажут, — так!
А лужа: так ли?
И снова: так! в ответ вопросу.

Песок и лёд. Нажали тормоз,
и всё по-зимнему глядит,
но дамы жёлтые мимозы
укореняют на груди,
смещая центр с лица пониже,
свою природу украшая.
Их кавалеры ходят ближе,
им шубы больше не мешают,
и это лучше солнца мне
напоминает о весне.
*

Зима прошла, весна уже.
Моднеют м, живеют ж.
Пускай беседа простовата
(дожди, вожди, в подъезде, в мире),
поход с е-два на е-четыре,
но с целью дотянуть до мата.
(мы все про воду, день к обеду,
а у меня и чай, и к чаю…)
Мне хорошо, я мимо еду
и за весну не отвечаю.
*

Не то что зимнему распаду,
весне наметился финал.
Тёмно-зелёная рассада
прёт из трамвайного окна.

Белое на белом

Белое на белом,
облака на небе,
следы на снеге.
Ветер сорвал веки с петель,
шарф с шеи, тишину с ушей.
Ветер в голове.
Глазные яблоки теряют семечки.
Из-под снега завоняла прошлогодняя селедка.
Здравствуй, рыба!
Как ты билась об лед, пока не поняла,
что самое время стать удобрением.
Вырастет яблоня.
Карманы полны пустыми руками.
Ботинки полны воды.
Деревянные дома кирпичного цвета
и кирпичные дома с деревянным верхом
не кичатся больше перед домиками на ветках,
которые получили весеннее право на новоселье.
Синее небо в битом стекле,
солнце зайчика корчит.
Кота позвали — глазами ворочает.
Короче.
Перезимовали.