Англо-русские ассоциации

Собака Крендель тихонечко ноет, ребёнок и я сидим за компами. Диалог:

Я — собаке, не отрываясь от планшета:
— Да замолчи ты, совсем зелёный что ли!

Ребёнок:
— А почему зелёный?

Я (задумавшись):
— Ну… Вот если бы тоска умела издавать звуки, она ныла бы как Крендель. А тоска, как известно, зелёная.

Ребёнок:
— А ты знаешь, что по-английски зелёная тоска будет black dog?

Портрет собаки Кренделя прилагаю.

собака Крендель

Улица

Какая ностальжи! Под окнами девочка кричит Олю.
— О-ля! О-ля! О-ля!

А вчерась по Уводи плыла белая-белая утка. Среди стаи привычных прикормленных полудиких. Альбинос или домашняя беглянка. Нос жёлтый, как у всех тамошних селезней.

А ещё похолодало. И, кажется, я нашла панацею от мигрени. Ещё полгода потестирую и напишу результаты.

Лисы

Сижу у родителей, шью на машинке.
— Ой, иди скорей, у нас лисы!
— Где лисы?
— Да у нас они каждый день бывают. А сегодня сразу две! Да тут, в интернете.

Веб-камеры, онлайн-трансляции из заповедников — великое дело.

Август. Выборы на носу

Август. Выборы на носу.
Я ежонка домой несу.
Он и голоден, и замёрз.
Почтальон газеты занёс.
Я с презреньем на них гляжу,
но подстилка нужна ежу.
Нет, Единой России курс
не заменит нору и куст,
будет глянец скользить о дно,
будет скатываться говно.
Коммунистов в куски порву,
пусть являют собой траву.
Ярко-красные буквы сплошь,
испугался призывов ёж.
Жириновский, как погляжу,
идеален почти ежу,
жаль, что краска его жирна,
очень пачкается она.
Только Прохоров не у дел,
нет платформы его нигде,
без призыва голосовать
и подстилкой не побывать.
Я кладу и этих, и тех,
и «возьмите кредит» наверх,
и еду, что есть под рукой:
мясо, яблоко, молоко.
Вот теперь жилище окей.
Ёж уютно лежит в кульке,
закопался, хрустит, шуршит.
Все для сытого хороши.