«Вин» — киносценарий

Сегодня несколько раз в инете попадались сценарии ради денег Минкульта. Присоединяюсь. Категория «Новая жизнь классики». Навеяно жизнью. Забейте на ошибки и опечатки — править некогда, работа стоит, а удержаться и не написать не могу.

+++

Жили-были три поросёнка, Ниф-Ниф, Наф-Наф и Нуф-Нуф. А потом началась весна. Из далёкой Антарктики в их деревеньку потянулись косяки диких грачей, а где грачи, там и грачиные попутчики: синие блошки, семена антарктических пальм, пингвинья любовная чесотка. Но иногда, очень иногда, в стаю может затесаться тот, кого в деревне увидеть не ожидают. Так и случилось. Когда стая осела на крыши домов, из-под крыла самой последней грачушки выпал небольшой коучёртик. Оглянулся в поиске аудитории, увидел толстых поросят и кинулся к ним со всех ног.

— Поросяточки! Я бы хотел…- но тут синяя блошка зашуршала у коучёртика в носу, и коучёртик чихнул. «Это ничего, — подумал он, вытирая нос бумажным платком с вышитой монограммой, — аборигенов нужно учить не словами. Я покажу им, как надо жить. Личным примером. Не щадя живота». И коучёртик с голодным видом погладил пушистый живот.

+

Прошёл месяц. Ниф-Ниф и Наф-Наф изменились. Они больше не жили в каменных домах, не ели колбасу, не мылись мылом. Эко-направление, эта последняя тенденция, была любимым коньком коучёртика, ведь теперь у него были два каменных дома и два огромных холодильника с колбасами. Ниф-Ниф построил травяной домик. Дни он проводил в позе лотоса, похудел, возмужал, иногда непроизвольно левитировал и был всем доволен, только по ночам случались срывы, и тогда коучёртик силой оттаскивал его от холодильника и возвращал в шалаш. Наф-Наф выбрал домик из веточек. Строить его труднее, зато в переплетении хвои можно спрятать пойманную рыбку, кусок хлеба, подаренный главным грачом, или даже куру гриль, тайно принесённую Нуф-Нуфом.

Нуф-Нуф не поддался коучерёнку. Он продолжал жить у холодильника, посещать местную химическую фабрику, где работал старшим лаборантом, и иногда водил к себе морских свинок.

Жизнь устоялась. Жизнь стала скучна.

«Нужно вывести систему из равновесия, — рассуждал коучерёнок, глядя телевизор Наф-Нафа. — Равновесие — это смерть. Так меня учили».

Когда в деревне появился Волк, всё изменилось. Первое, что он сделал — попытался съесть Ниф-Нифа, и съел бы, но немытый Ниф-Ниф так вонял, что Волка стошнило. Когда туман развеялся, Ниф-Ниф уже прятался в домике Наф-Нафа. Волк с разбегу запрыгнул на хвойный домик и схватил кого-то за ногу. Нога оказалась куриной костью, она шикарно пахла, но для пищеварения была бесполезна. Пока Волк это выяснял, поросята забежали в каменный дом Нуф-Нуфа.

«Что же делать? — думал Волк, — Кто виноват? Поросячьи дома хрупки. Сломать их — раз дунуть, но как я поймаю сразу трёх шустрых поросят? А если они все грязны? У меня аллергия на грязь. Надо звать родню.»

Родня окружила дом Нуф-Нуфа. Коучерёнок, наблюдавший из окна соседнего дома, удовлетворённо потирал ладошки: наконец-то действие, наконец-то развитие. Так и до совершенства недалеко. Он тихонько выпал из окна, пролез под забором и пристроился там, где было видно и слышно всё, происходящее в доме Нуф-Нуфа, но сам он был скрыт от волчьей толпы высокими одуванчиками.

Сдуть кирпичи не вышло. Волк полез в трубу. Дальше всё было как в кино про вертолёты: он упал, провалился в очаг. Дело в том, что умный Нуф-Нуф времени зря не терял. Пока он на фабрике переливал едкий натр из одной пробирки в другую, в его голове роились мысли. Он рассматривал ситуацию так и эдак, осмыслял поведение братьев-поросят и грачей. Месяц назад на Амазоне он увидел книгу «Изгнать коучёрта», не удержался и купил, опробовав наконец оплату через пейпал. Когда волчья стая окружила дом, он судорожно искал ответы или просто рецепты, способные помочь. Уже почти отчаявшись, он вдруг воспрял духом, вскочил со стула и воскликнул братьям:

— Я понял! Коучёрт наслал на нас проклятие Луз-Луз!

Огляделся. Братья молча вгрызались в холодильник. Помочь они не могли.

Нуф-Нуф, глядя одним глазом в книгу, другой рукой схватил со стола морковь. «Вскипятить воду. Кинуть туда всё, что есть в доме съедобного. Настоять. Съесть, сидя голышом при свете луны у колодца. Крикнуть в колодец «Луз-Луз, уходи! Вин-Луз, приходи!» Понятно».

Вода уже кипела в очаге, Нуф-Нуф как раз сегодня собирался мыть братьев несмотря на их сопротивление. Как только он снял крышку и кинул морковь, раздалосб шуршание в трубе, всплеск и крик: «Мама!». С улицы послышалось ответное: «Сынок!», но было поздно: сынок сварился в зелье.

Последнее, что видел и слышал коучертёнок, было: «А вот и главное заклинание. Смерть коучёрту!» и ещё, потише: «Ниф-Ниф, Наф-Наф, как вы думаете, не должны ли мы съесть Волка? Тут в книге написано…» Более коучертёнка никто в деревне не видел.

Братья, поверившие магии коучертёнка, повинились, обнялись с Нуф-Нуфом и обещали больше никогда, никогда не поддаваться чуждому влиянию. Они помогали друг другу и берегли друг друга в радости и печали, ежедневно повторяли мантру «Вин-Вин», которой завершалась книга. Жили долго, счастливо, и умерли в один день, в тот страшный день, когда в деревню пришла волчья стая, называвшая себя Свидетелями Вин-Луза.

+++

Поред титрами идёт реклама новой серии, и бодрый голос, причмокивая и похрюкивая, радостно сообщает: «Вин-два! Скоро во всех кинотеатрах страны! Теперь в три дэ!»

Ведь если не будет рекламы продолжения, то Минкульт в следующем году отдаст деньги кому-нибудь другому.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *